Школьная служба примирения

 «Мое молодежное объединение: проблемы и перспективы развития»

Школьная служба примирения (ШСП) – это объединение обучающихся и педагогов, действующая в нашем образовательном учреждении на основе добровольческих усилий. Служба примирения действует на основании действующего законодательства, устава школы, положения о службе примирения в образовательном учреждении и стандартов восстановительной медиации. Цель ШСП заключается в развитии и закреплении способности людей к взаимопониманию как культурной традиции.

Школьная служба примирения (ШСП) в НОУ СОШ «АЗЪ БУКИ ВЕДИ» была создана в 29 сентября 2011года. В ней работают 3 учителя и 5 учеников. Знания и навыки по ненасильственному решению конфликтов представители нашей ШСП получили на тренингах в городе Новочеркасске в сентябре 2011 года и в апреле 2012 года в рамках программы «Территория примирения». За время деятельности ШСП была проведена работа с учащимися шести классов, в которых имели место конфликтные ситуации среди учеников и проблемы взаимопонимания учеников и учителей. В ходе работы у нас возникло много вопросов, ответы на которые мы находили путём проб и ошибок, тщательного анализа и детального обсуждения каждой ситуации.                         

Образовательное учреждение - это не только учебный процесс, но и групповое взаимодействие совершенно разных людей, объединенных в одном пространстве (порой даже против своего желания) и участвующих в различных видах деятельности. Это: учебная деятельность, процесс воспитания, управление школьным коллективом, выстраивание статусов, общение, опробование разных норм поведения и т.д. Разумеется, в ходе этого взаимодействия возникает большое число конфликтных ситуаций, которые образовательное учреждение стремится разными путями разрешать. При этом хочется отметить, что однозначно негативно относиться к конфликту нельзя, поскольку это естественный процесс, говорящий о том, что как минимум есть несколько разных мнений. Как говорят конфликтологи: «если у вас нет конфликтов, проверьте свой пульс». Другой вопрос, каким способом происходит разрешение конфликта и к какому результату приводит.                                                                                                          С конфликтами в школе сталкиваются все. Кто-то ссорится с другом, учителями или родителями, кто-то дерётся, а у кого-то, возможно, идет настоящая «война». И каждый человек стоит перед вопросом, как разрешить эту конфликтную ситуацию. Ведь если сделать вид, что ничего не происходит, то, скорее всего напряжение будет расти, и закончиться все может очень печально.

        Ни для кого не секрет, что привычными для школы способами разрешения конфликта являлись и являются способы силового характера. Наиболее типичные из них – это административное воздействие, вызов родителей, направление к психологу, подростковые «стрелки» и т. п. Однако удовлетворяют ли эти способы разрешения конфликтов интересам всех его участников?

   По результатам множества исследований и социальных опросов интересы каждой из сторон можно описать следующим образом:

  • Жертва хочет высказаться, возместить свой ущерб, избежать повторения случившегося.
    • Обидчик стремится оправдаться, хочет избежать наказания и ему важно разрешить ситуацию конфиденциально.
    • Общество ждет от обидчика раскаяния, ответственного разрешения им самим этой ситуации; хочет, чтобы подобное поведение не повторилось в будущем; ждет признания того, что были нарушены нормы.

Посмотрев на упомянутые выше способы силового реагирования, давайте оценим, отражают ли они потребности сторон? На наш взгляд – нет, и, в качестве альтернативы существующим способам, школа могла бы овладеть новым – восстановительным - подходом в разрешении конфликтов.

     Необходимо также упомянуть, что, как правило, урегулированием конфликта занимаются взрослые люди – педагоги или родители и практически всегда решением конфликта является навязывание ребенку определенной позиции, а не передача ответственности за разрешение ситуации. Подростка морализируют, заставляют, ему советуют, решают за него, но не дают возможности самому разрешить сложившуюся ситуацию.    Но почему для разрешения подростковых конфликтов надо обращаться к кому-то из взрослых? Почему бы активным ребятам не начать самостоятельно разрешать конфликтные ситуации? Разумеется, разрешать предлагается не самим поругавшимся, а третьему, нейтральному человеку – посреднику, который учится в том же классе или в той же школе.    

     Для того, чтобы конфликтующие стороны действительно смогли удовлетворить свои потребности, медиаторы (посредники) создают для участников конфликта возможность диалога: организуют такую ситуацию, в которой меду сторонами может состояться откровенный разговор, где они могут высказать друг другу свои претензии и переживания, а также самостоятельно принять решение, как разрешить ситуацию сейчас и что сделать, чтобы она не повторилась. Ведь если стороны самостоятельно приняли решение и считают его справедливым, то вероятность того, что их договоренности будут выполнены, очень высока. Но могут ли стороны сами провести такой разговор, если их захватывают эмоции и недоверие? Как сделать, чтобы их встреча не превратилась в «стрелку» – «разборку»?

     Обычно затянувшийся конфликт как раз является знаком того, что помириться самостоятельно стороны по той или иной причине уже не могут. Поэтому нужен нейтральный посредник - ведущий встречи, медиатор, который не будет никого ни обвинять, ни защищать, ни давать советы, а будет контролировать соблюдение правил встречи. Всем участникам важна равная поддержка медиатора, иначе доверие и контакт с одной из сторон будут утрачены. При этом ответственность за разрешение ситуации передается самим сторонам.Не становясь на позицию какой-либо из сторон (и потому, не теряя их доверия), посредник помогает организовать сторонам встречу и следит за тем, чтобы каждая сторона была выслушана, никто никого не перебивал, не оскорблял. Чтобы все было «по-честному».   

В чем сложность работы посредника? В том, что хочется почувствовать себя судьей, найти правого и виноватого и «вынести приговор». Или посоветовать сторонам правильное решение. Но в этом случае это опять навязывание. Поэтому посредник помогает сторонам самостоятельно найти решение, которое их устроит, что и будет служить гарантией его выполнения.

Приступив к работе, команда медиаторов открыла для себя много нового. Как это обычно и бывает, в реальной жизни всё оказалось гораздо более трудным, непредвиденным и интересным, чем это было на тренингах. Во-первых, выяснилось, что в большинстве школьных конфликтов «жертвы» и «обидчика» в прямом смысле нет. Как правило, обе стороны в той или иной мере виноваты в создавшейся ситуации. Просто одна из сторон по каким-то субъективным причинам (особенности характера, психики) оказалась более уязвимой. Во-вторых, большинство конфликтов перестают быть конфликтами только двух сторон и разрастаются до таких масштабов, что в них оказывается втянут, вольно или невольно, весь класс. В-третьих, в ряде классов, особенно «раннего» среднего звена, вышеупомянутые конфликты превращаются в популярный вид развлечения, в том числе и во время уроков, что, естественно, затрагивает интересы учителей. Само собой разумеется, что родителей учеников данных классов сложившаяся ситуация также не устраивает. Тем более что в моменты обострений поведение сторон иногда вызывает опасения не только за нравственное, душевное, но и физическое состояние сторон. Фактически большинство конфликтов представляют собой непримиримое на первый взгляд столкновение двух (или более) «Я», желающих самоутвердиться любым способом.                                               Во время проведения этапов восстановительной медиации (встреч со сторонами) очень скоро выяснилось, что основная проблема каждой из сторон состоит в том, что сама сторона не вполне ясно представляет себе, в чём состоит конечная цель её (стороны) действий, какие конкретные претензии она может предъявить обидчику/обижаемому и т.п. Проще говоря, сама толком не знает, чего хочет, а чего не хочет. Дети не умеют думать не то, что о других, - о себе. Не умеют слушать, слышать, задавать вопросы. Не умеют не потому, что не хотят (правда, и такое случается). Чаще всё-таки не хотят потому, что не умеют.                      

Для ведущих встреч примирения в нашей школе всё вышесказанное стало очевидно далеко не сразу, тем более что наш опыт ещё совсем небольшой.      Приходилось по нескольку раз встречаться с каждой из сторон, т.к. после анализа информации, полученной во время первой встречи, ведущий (медиатор) обнаруживал, что по определённым моментам необходимо добиться большей ясности.                                                                               

Стоит отметить, что процесс подготовки к беседе со стороной (сторонами), проведение беседы, анализ полученной информации занимает много времени и сил, т.к. ведущий (такой малоопытный как мы) постоянно находится в состоянии напряжённого внимания. Задать нужный (или хотя бы более или менее верный) вопрос в нужный момент без многократной тренировки тоже получается не сразу. Поведение сторон после диалога и заключения договора нуждается в наблюдении. Так что медиатору несомненно нужно запасаться огромным терпением.                                       Положительным результатом проведённых встреч мы считаем уже то, что, отвечая на вопросы ведущего, ребёнок начинает осознавать (хотя бы до какой-то степени) мотивы своих собственных поступков.          Иногда среди бесконечных реплик: «Я думаю… Мне кажется… Я услышал… Мне сказал(а)… А я… А мне…» вдруг раздаётся долгожданное: «Так ты бы сказал… Чего ж ты меня не спросил …». Хочется верить, что если кроме «я» появляется «ты», то и для «мы» есть шанс. А ещё детям нравится «играть по правилам»: следовать какому-то определённому кодексу, заключать соглашение, хранить тайну (конфиденциальность происходящего). Сначала им действительно кажется, что всё это игра, особенно, если с ними работают старшеклассники, а не учителя. Но мы теперь уже точно знаем, что это им только кажется.                                                                                                          Если говорить о будущем, то в планах развития нашей службы – повышение мастерства кураторов и учеников, работающих в службе примирения, расширение спектра примирительной работы, распространение теоретических и практических знаний о ненасильственных способах разрешения конфликтов, стимулирующих развитие самостоятельности и чувства ответственности у школьников, среди педагогов (в первую очередь классных руководителей), а также участие в разработке стандартов деятельности школьных служб примирения для оптимизации их деятельности.

Конфликт можно использовать в процессе воспитания, и роль педагога состоит в том, чтобы увидеть в нем педагогическую ситуацию и помочь участникам найти ее решение. Главное помнить: от того, какие образцы поведения мы демонстрируем подрастающему поколению в реагировании на конфликт, будет зависеть характер нового поколения, а совсем не от тех слов, которые мы ему говорим.