Интервью Гужихиной Ларисы Игоревны для портала Don News

Я не мыслю патриотизм без православия

Самым главным грехом считаю предательство в любви

На днях в Ростове подвели итоги конкурса «Учитель года». Впервые был выбран «Лучший учитель основ православной культуры» — им стала преподаватель начальных классов в частной школе «Аз, Буки, Веди» Лариса Гужихина.

Donnews.ru встретился с ней и узнал, чему именно она учит своих учеников, приходит ли на занятия с иконами и как относится к тому, что РПЦ отбирает здания. «Основы православной культуры» у четвероклассников Лариса Гужихина ведёт раз в неделю.

— Лариса Игоревна, вы сами верите в Бога? Соблюдаете пост?

— Да. Соблюдаю, насколько хватает сил. Для меня вера и пост — это не пустые слова. Меня в храм привела жизненная ситуация: я была одна в чужом городе, в больнице лежал мой ребёнок, и стоял вопрос о его жизни. Я не знала, куда пойти, и пришла в собор.

Свой опыт я начала транслировать дальше, в школе. Когда что-то объясняешь детям, важнее опираться не на какие-то абстрактные истины, а на конкретные примеры, в том числе из своей жизни. Основы православной культуры в нашей школе я преподаю больше 10 лет.

— Но педагогические институты не готовят подобных специалистов. Откуда им приходить в школу?

— 14 лет назад я закончила катехизаторские курсы при Донской епархии. В числе первых слушателей я поехала в Троице-Сергиеву лавру на курсы основ православной культуры, где лекции читал ещё митрополит Кирилл. Также я проходила курсы в институте повышения квалификации и несколько раз при Ростовской-на-Дону епархии.

Но на конкурсе «Учитель года» я столкнулась с тем, что этот предмет преподают учителя, не обладающие соответствующими знаниями. В лучшем случае, учитель обучает только по учебнику, а в худшем — заменяет основы другим предметом.

— Ваши ученики не видят Бога, как им в него верить?

— Они верят, наверное, потому что верят. Они настолько чисты в этом плане. Они доверяют учителю и ещё не задумываются. Если я сама в это верю, он тоже мне поверит.

— И они верят?

— Не знаю. Я им не задаю вопрос, верят они или нет. Я даже не люблю, когда мне его задают. Читая Жития, приходишь к выводу, что человек может всю жизнь верить, а умереть отрёкшимся. А может всю жизнь искать Бога и прийти к нему только в конце.

Моя задача — показать ребёнку, в каком направлении идти, но ни в коем разе не настаивать. Я выстраиваю эту дорожку, а выбор ребёнок сделает сам. И наверное, даже не в начальной школе он делает этот выбор, а будучи уже взрослым.

— «Основы православной культуры» — обязательный предмет?

— В базисном учебном плане этот предмет в обязательном порядке идёт только один год. Но, на мой взгляд, такой срок нецелесообразен. У детей как раз начинают формироваться личностные взаимоотношения «я и общество», а мы этот предмет прерываем. Мне кажется, что логично говорить с детьми о мире с позиции православия в старших классах.

— Вы считаете, что четвероклашки ещё слишком малы?

— Я думаю, что можно основы православия включить в основные предметы, например, в окружающий мир. Даже если бы такого предмета не было, я бы на литературе всё равно уделяла этому время.

Однозначно, что для старшеклассников нужно продумать курс семейной этики с точки зрения православия. Но у детей и так перегруз идёт большой. Ведь если поставят этот предмет в старших курсах, нужно будет забрать какой-то другой. У кого? У филологов и математиков. И родительское сообщество опять будет настроено против. Ведь родители беспокоятся о том, чтобы их ребёнок сдал ЕГЭ.

— Как строится ваш урок?

— Предмет «Основы православной культуры» — исключительно культурообразующий. Библию мы не читаем. Я просто знакомлю детей с какими-то библейскими сюжетами, притчами и вместе с ними мы делаем какие-то нравственные выводы.

Многие литературные произведения мы анализируем с позиции 10 заповедей и соотносим их с человеческими законами. Если горит зелёный свет, вы идёте. Если горит красный свет, вы нарушаете правила. Что будет, если вы их нарушите?

Патриотизм и любовь к родине мы изучаем на примерах жизни Дмитрия Донского, Александра Невского, на примерах наших солдат в годы Великой Отечественной войны. Очень часто на уроках мы разбираем рассказы наших советских авторов. Они очень нравственные.

— Что задаёте детям на дом?

— Ничего вообще. В конце урока дети пишут два-три предложения о том, как бы они поступили в этой или иной ситуации. Дети очень любят этот урок, потому что на нём они могут говорить и рассуждать.

— За что вы ставите им хорошие отметки?

— Я против отметочной системы на этом предмете. Есть зачёт или незачёт. И я поступаю таким образом: если у ребёнка получилось хорошее сочинение, я могу поставить ему оценку в литературное чтение.

— Хорошее сочинение — это какое?

— То, где есть мысли ребёнка, его отношение к обсуждаемому. Пусть даже в этом сочинении будут два-три предложения. Но это его мысли.

— Прочтение заветов вызывает колоссальное количество вопросов. Что вы говорите детям, если не можете найти ответ?

— Говорю: «Дайте мне время найти этот ответ». А потом на другом уроке могу ответить.

— Как вы объясняете детям, что такое грех?

— Грех переводится как «мимо цели». Например, я объясняю им так: представьте лужу, вы наступите в эту лужу и намочите ноги. Мама один раз сказала «Не наступай», второй раз. На третий раз она вас взяла за руку и вывела. Почему? Потому что она знает, что вы промочите ножки и заболеете. Отсюда и вывод — Бог направляет, а не наказывает. Бог ведёт по жизни и создаёт такие ситуации, чтобы тебя из этого вывести, потому что он тебя любит.

— А как же тогда с убийствами?

— Здесь главное не навредить. Поэтому объясняю осторожно и на очень доступном уровне. Стараюсь брать в пример литературные произведения и уже на героях рассматриваю ситуацию. Ни в коей мере не перенося ситуацию на детей в классе. И они сами делают выводы.

— Какой грех для вас самый страшный?

— Наверное, предательство в любви — когда тебя бросают и обманывают. Если кто-то тебе доверился, ты за него в ответе. Нельзя обманывать того, кто тебе верит.

Когда тебя предают, ты очень долго болеешь и переживаешь. Можешь впасть в уныние. Нельзя предавать любовь.

— Были случаи, когда родители отказывались от предмета?

— Сами родители, наоборот, считают, что мы можем дать их детям то, что они не знают. Изначально, когда дети с родителями приходят к нам, их ставят перед фактом, что у нас есть такой предмет. И никто не отказывается.

Был такой случай, когда мальчик пришёл домой и сказал: «Я не буду изучать предмет. Крестите меня, я буду ставить свечки, а вы ничего в жизни не понимаете». Родители были в шоке. Выяснилось, что ребёнок подружился с сыном священника, и его авторитет оказался для него очень важен.

— Слушают ли ваши дети рок-оперу «Иисус Христос — суперзвезда», критикуемую за альтернативный взгляд?

— В начальной школе про эту рок-оперу я даже говорить не буду. В старшей школе, может быть, стоит посмотреть её и оценить. Так же, как и прочитать «Мастера и Маргариту». Мне бывает очень печально, когда начинают ругать какое-то произведение. А когда спрашиваешь: «Ты смотрел или читал?» — отвечают, что нет.

— Но смотреть на произведения с православной точки зрения — это субъективный подход...

— В этом году я была в Севастополе и целенаправленно знакомилась с историей города. Я смотрела уже другими глазами на тот подвиг, который совершили моряки и жители, на сестёр милосердия, которые были на бастионах Севастополя. Я понимала, что люди отдали свою жизнь не за какую-то идею, а по порыву души. Что эта земля им дана Богом и её надо защищать.

Патриотизм без православия я просто не мыслю. Как без него я могу объяснить ребёнку, почему нельзя обижать другого или почему не работает закон «сильный прав»? А дети действительно задают вопрос: а почему так? Если я просто скажу без объяснений, что нельзя так поступать, он может послушать, а может и нет. А если он понимает, что за этим стоит, наверное, будет совершенно по-другому относиться.

— По-вашему, другие культуры и религии не могут привить ребёнку патриотизм?

— На самом деле основы ислама или буддизма строятся практически на таких же принципах, что и православие. Если человек воспитывается в этой среде, то тогда эти качества будут привиты ему.

Однажды у меня учился ребёнок из Турции, и я спросила его отца: «Вы не против основ?» Отец ответил: «Ему вести бизнес в вашей стране, и он должен знать вашу культуру».

— Какова главная цель «Основ православной культуры»?

— Воспитание гражданина своей страны. Главная цель православного образования в целом — закладка будущего. Дети 1990-х годов — немного потерянное поколение. Во время перестройки воспитательный аспект в школе ушёл на второй план. И сейчас эти дети задаются вопросом о смысле жизни и спрашивают, для чего они живут.

Главная цель этого предмета — научить ребёнка различать потом в жизни, что такое хорошо и что плохо, что полезно, а что нет. Мне даже жалко детей, потому что на них сейчас льётся огромный поток информации. Но у них нет жизненного опыта, они настолько всем соблазняются. Им нужно дать прививку к тому злу, которое их встретит в жизни.

— Вы говорите, что православие воспитывает гражданина. У меня много знакомых, которые по-разному относятся к православию и к религии в целом, но их можно назвать гражданами своей страны и патриотами.

— То, каким ребёнок будет дальше, зависит от среды, в какой он воспитывается. Традиционная семья — это чисто православный уклад.

Человек по большей части разделяет православие, он категорично никогда не бывает настроен. Дети бегут по жизни, не задумываясь о православии. А потом, когда жизнь прижимает, приходят к этому. Всему своё время.

Детям не очень нравится, когда их толкают и заставляют. С ними лучше разговаривать на такие темы.

— По вашему мнению, не приводит ли пропаганда православия к обратной реакции, к возникновению атеистов, радикалов?

— Невольник — не богомольник. Дети очень хорошо чувствуют учителя. Они верят только тогда, когда он верит. Кроме того, дети задают очень много вопросов.

— Каких?

— Главный вопрос: почему? Кроме того, они часто говорят: «А у меня дома делают вот так, а вы вот так». И очень важно сказать детям: «Нужно почитать своих отца и мать. И тогда будешь здоров и долго жить». Может быть, родители допускают ошибку, но может быть, это ты неправильно их понял. Просто нужно найти возможность их спросить, поговорить. Самое главное — это их слушать.

— Кем вы представляете Иисуса на ваших уроках: как Мессию? Странствующего мудреца? Целителя? Искупителя? Основателя религиозного движения?

— На уроки я часто приношу иконы, показываю и рассказываю, кто на них изображён. Основное учение в православной церкви — о Боге-троице. Я говорю им: мы все видим Солнце, получаем его тепло, но солнечный свет и солнечное тепло отдельно существовать не могут. Может быть, это какая-то тайна, которую мы не поняли. Но кто человека может понять? Только человек. Господь пришёл к нам в человеческом обличье, чтобы нас понять.

— В последние годы представители церкви пытаются забрать себе те или иные здания — Ростовский театр кукол, Атаманский дворец в Старочеркасске, Исаакиевский собор. Как вы относитесь к тенденции завладеть недвижимостью?

— Не все аспекты этого вопроса я хорошо знаю. Касательно театра кукол, с одной стороны, я понимаю, что на алтарной части этого нельзя делать. Но может быть, СМИ слегка подогревают эту тему. Если мы сможем дать театру кукол достойное здание, по моему мнению, этому намоленному месту надо вернуть прежнее.

Насчёт Исаакиевского собора — я знаю, что благодаря государству многие реликвии оказались сохранёнными. Но я думаю, там договорятся: в ту же Троице-Сергиеву лавру когда приезжаешь, там музейные работники очень хорошо сосуществуют с работниками самой лавры. И там проходят и светские, и духовные экскурсии.

— Какое внутреннее качество — главное в верующем человеке? Начало формы

97%

Ваше мнение?

Конец формы

— Наверно, не обижать и не раздражаться на других. Когда я стала ходить в храм, я начала по-другому смотреть и на учеников. Ты перед собой видишь, прежде всего, человека. Если ты обидишь его, ты думаешь, как он будет всё это переживать. Наверно, главное — не грызть друг друга и любить.

Беседовала Наталья Гусаченко